18 Ноя, 2017 г. - 03:56  
Сергей Станиславович - Психотерапевтическая Практика  
 

Поиск по сайту


ПРАКТИКА

Bullet4 Главная
Bullet11 Обо мне
Bullet11 Психотерапия от Алексеева
Bullet11 Ода дистанционной психотерапии
Bullet11 Психолог, психиатр или психотерапевт?
Bullet11 Как выбрать психотерапевта?
Bullet4 Поговорим
Bullet11 О паническом расстройстве
Bullet11 Паническое расстройство, взгляд на проблему
Bullet11 О гештальттерапии
Bullet11 О деньгах
Bullet4 Размышления...
Bullet11 ...над книгой И.Ялома "Дар психотерапии"
Bullet4 Психотерапия и лекарства
Bullet11 Злоупотреление безодиазепинами
Bullet4 Детская комната
Bullet11 Готовы ли вы к рождению ребёнка? Тест
Bullet11 Из дневника двухлетнего ребёнка
Bullet4 О смерти
Bullet11 Из дневника неродившегося младенца
Bullet11 Сказка про кота
Bullet11 Натюрморт (И. Бродский)
Bullet4 Психотерапия и жизнь
Bullet11 У нищих слуг нет
Bullet11 Спасение умирающих – дело самих умирающи...
Bullet11 Семейная таблетка
Bullet11 Министерский "откат"
Bullet4 Ха-ха-ха!
Bullet11 Что мы знаем о фобиях (видео)
Bullet11 Группа "Прощай фобии" (видео)
Bullet4 Где, как и сколько стоит?
Bullet11 Стоимость
Bullet11 Условия
Bullet11 Что нужно для дистанционной психотерапии...
Bullet11 Студентам псифака
Bullet11 Контакты
Bullet4 ФОРУМ психотерапия и общение

Логин

 



 


Все еще не зарегистрировались? Регистрация сделает комфортными Ваши посещения этого сайта, предоставит доступ ко многим дополнительным сервисам и настройкам, которые для анонимного пользователя недоступны.

Сейчас на сайте

Сейчас, 15 гостей и 0 посетителей онлайн..

Вы анонимный пользователь.

Язык

Выберите язык интерфейса:

Ирвин Ялом. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти!

Ирвин Ялом. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти!
.: Дата публикации 24-Ноя-2009 :: Просмотров: 10198 :: Обзор :: Печатать текущую страницу :: Печатать все страницы:.
Ирвин Ялом. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

Ирвин Ялом

Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти

 

 

УДК 159.9 ББК 88.4 Я 38

Irvin D. YALOM Staring at the Sun. Overcoming the Terror of Death

Перевод с английского Анны Петренко

Оформление П. Петрова

Ялом И.

Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер. с англ. А. Петренко]. — М.: Эксмо, 2009. - 352 с.

ISBN 978-5-699-27531-1

Эта книга — новый бестселлер известного американского психотерапевта и писателя Ирвина Ялома. Тема, поднятая в этой книге, остра и болезненна, она редко выносится на открытое об­суждение. Но страх смерти в той или иной форме есть у всех лю­дей, просто обычно мы стараемся выкинуть мысли о конечности нашей жизни из головы, не думать, не помнить об этом.

Теперь у вас в руках очень действенный инструмент борьбы со страхом смерти. Эта книга учит понять и принять условия челове­ческого существования и сполна наслаждаться каждой минутой жизни. При всей серьезности темы книга захватывает и увлекает благодаря мастерству великолепного рассказчика — доктора Ир­вина Ялома.

УДК 159.9 ББК 88.4

ISBN 978-5-699-27531-1


© Irvin D. Yalom, 2008

© ООО «Издательство «Эксмо», 2009


 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ И БЛАГОДАРНОСТИ

 

ГЛАВА 1. СМЕРТЕЛЬНАЯ РАНА

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 2. УЧИМСЯ ПРИЗНАВАТЬ СТРАХ СМЕРТИ

ОТКРЫТЫЙ СТРАХ СМЕРТИ

СКРЫТЫЙ СТРАХ СМЕРТИ

БЕСПРИЧИННЫЙ СТРАХ — ОДНА ИЗ ФОРМ СТРАХА СМЕРТИ    

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 3. ПРОБУЖДАЮЩЕЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ «КАКОВЫ ВЕЩИ?» И «ВЕЩИ СУЩЕСТВУЮТ»

ПРОБУЖДЕНИЕ В КОНЦЕ ЖИЗНИ

ГОРЕ КАК ПРОБУЖДАЮЩЕЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ

История Элис: извечное непостоянство

История Джулии: замаскированный страх смерти

Ситуация Джеймса: долгие отголоски смерти брата

ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ КАК ПРОБУЖДАЮЩЕЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ

История Пэт: «на приколе»

ЖИЗНЕННЫЕ ВЕХИ КАК ПРОБУЖДАЮЩИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Вечера встречи одноклассников или однокурсников

Мысли о распределении наследства

Дни рождения и годовщины

История Уилла: пятидесятилетие

СНЫ КАК ПРОБУЖДАЮЩИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

История Марка: кошмарный сон как пробуждающее переживание

История Рэя: выход на пенсию 

ОКОНЧАНИЕ ТЕРАПИИ КАК ПРОБУЖДАЮЩЕЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ  

Ситуация Кевина: пробуждающее переживание

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 4. СИЛА ИДЕЙ

ВЕЧНАЯ МУДРОСТЬ ЭПИКУРА

Смертность души

Смерть есть ничто

Аргумент симметрии

«ВОЛНОВОЙ ЭФФЕКТ»

История Барбары: ищите меня в моих друзьях  

ДРУГИЕ ПРИМЕРЫ «ВОЛНОВОГО ЭФФЕКТА»

«ВОЛНОВОЙ ЭФФЕКТ» И МИМОЛЕТНОСТЬ

ЭФФЕКТИВНЫЕ ИДЕИ ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРАХА СМЕРТИ

«Все угасает: альтернативы исключают друг друга»

«В усталости нами овладевают и давно преодоленные понятия»

ВНОВЬ И ВНОВЬ ПРОЖИВАТЬ ОДНУ И ТУ ЖЕ ЖИЗНЬ

История Дороти: на 10 процентов

«БУДЬ САМИМ СОБОЙ»

«ТО, ЧТО НЕ УБИВАЕТ НАС, ДЕЛАЕТ НАС СИЛЬНЕЕ»

«Отказаться от кредита жизни, чтобы избежать расплаты смертью»

ШОПЕНГАУЭР

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 5. ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРАХА СМЕРТИ С ПОМОЩЬЮ ИДЕЙ И КОНТАКТА С ЛЮДЬМИ

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ВЗАИМОСВЯЗАННОСТЬ

Два вида одиночества

«Шепоты и крики»: сила эмпатии

СИЛА ПРИСУТСТВИЯ

История Элис: протяни руку друзьям

САМОРАСКРЫТИЕ

«ВОЛНОВОЙ ЭФФЕКТ» В ДЕЙСТВИИ

Облегчаем страх смерти

Роль благодарности

Волновой эффект» и моделирование

ОТКРЫВАЕМ СВОЙ КОЛОДЕЦ ЗНАНИЯ

История Джил. «Если мы умрем, так для чего стоит жить?»

ЖИТЬ В ПОЛНУЮ СИЛУ

История Джека: страх смерти и непрожитая жизнь

Ценность сожаления

Пробуждение

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 6 ОСОЗНАНИЕ СМЕРТИ:  МОИ ВОСПОМИНАНИЯ

СВИДАНИЯ СО СМЕРТЬЮ

ЛИЧНЫЕ ВСТРЕЧИ СО СМЕРТЬЮ

О РЕАЛИЗАЦИИ ПОТЕНЦИАЛА

СМЕРТЬ И МОИ НАСТАВНИКИ

Джером Франк

Джон Уайтгорн

Ролло Мэй

КАК Я САМ СПРАВЛЯЮСЬ СО СТРАХОМ СМЕРТИ

«Волновой эффект»

Мимолетность и человеческие отношения

РЕЛИГИЯ И ВЕРА

История Тима: «Зачем Бог посылает мне эти видения?»

История раввина: «Как вы можете жить без религии?»

Я ПИШУ КНИГУ О СМЕРТИ

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА 7. РАБОТА СО СТРАХОМ СМЕРТИ: РЕКОМЕНДАЦИИ ПСИХОТЕРАПЕВТАМ

ЧТО ЗНАЧИТ «ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ»?

СЕАНС ПСИХОТЕРАПИИ: ГРАНИЦЫ МЕЖДУ ПРОЦЕССОМ И СОДЕРЖАНИЕМ

РОЛЬ ОТНОШЕНИЙ В ПРЕОДОЛЕНИИ СТРАХА СМЕРТИ

История Марка: лай дикой собаки из подвала

Блаженство любви

Секс и смерть

Рассеивание страха смерти

Слова и действия психотерапевта

Обращение к «здесь и сейчас» 

Максима Теренция и самораскрытие психотерапевта

История Патрика: всему свое время

РАБОТА «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС»

Развиваем восприимчивость к режиму «здесь и сейчас»

Переход от внешнего к внутреннему

История Эллен: женщина, которая никогда не жаловалась

Постоянно возвращаемся в «здесь и сейчас»

Учимся использовать собственные ощущения «здесь и сейчас»

История Наоми: «Я очень разочарована в вас!»

САМОРАСКРЫТИЕ ТЕРАПЕВТА

Как работает психотерапия: профессиональное самораскрытие

Раскрытие фактов личного опыта психотерапевта

Джеймс задает трудный вопрос

История Амелии: подталкиваем пациента к самораскрытию      

Самораскрытие психотерапевта как модель для пациента

СНЫ: САМЫЙ ЛЕГКИЙ ПУТЬ К «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС»

История Джоан: сон об уязвимости психотерапевта

История Кэрол: ночной кошмар вдовы  

История Фила: скажите мне, что жизнь — не просто кусок дерьма

ПРИМЕЧАНИЯ

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ОБ АВТОРЕ


 

Посвящается моим наставникам — Джону Уайтгорну, Джерому Франку, Давиду Гамбургу и Ролло Мэю. Через меня они наставляют и моих читателей.

Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.

Франсуа де Ларошфуко, максима 26

 

ПРЕДИСЛОВИЕ И БЛАГОДАРНОСТИ

 

Хотя на протяжении тысячелетий все мыслящие пи­сатели обращались к теме смертности человека, все же эта книга — не просто собрание чьих-то мыслей о смер­ти, и не может им быть.

Совсем наоборот, это глубоко личное произведение, уходящее корнями в мою собственную конфронтацию со смертью. Как и любой человек, я тоже испытываю страх смерти: от этой темной тени не избавиться ни од­ному из живущих. На этих страницах я делюсь с вами способами преодоления страха смерти — по опыту па­циентов и своему собственному, — а также мыслями пи­сателей и философов, которые повлияли на мое миро­воззрение и мою работу в качестве психотерапевта.

Я благодарен всем тем людям, которые помогли поя­виться на свет этой книге. Мой литературный агент Сэн-


ди Дижкстра и мой издатель Алан Ринцлер помогли при­дать книге форму, сохранив ее содержание. Множество друзей и коллег прочли отрывки рукописи и поделились своими соображениями. Это Давид Шпигель, Герберт Котц, Джин Роуз, Рутэллен Джосселсон, Рэнди Вайнгар-тен, Нейл Браст, Рик Ван Ринен, Элис Ван Гартен, Роджер Уолш. Филипп Марчал познакомил меня с максимой Ла­рошфуко, которую я сделал эпиграфом. Также я благо­дарен своим друзьям Ван Харвею, Роджеру Сокелю и Дагфину Фоллесдалу, которые долгое время были мои­ми учителями в области истории человеческой мысли. Феб Хосс и Мишель Джоунс замечательно отредактиро­вали книгу. Все четверо моих детей — Ив, Рейд, Виктор и Бен давали мне поистине бесценные советы, а моя же­на Мэрилин, как обычно, заставляла меня писать лучше.

Но больше всего я обязан самым главным своим учи­телям — пациентам. Я изменил их имена, но каждый из них узнает себя в этой книге. Они доверили мне свои са­мые глубинные страхи, разрешили использовать их ис­тории, помогли тщательно замаскировать черты реаль­ных личностей, прочли мою рукопись — кто часть, а кто целиком — и дали много полезных советов. И еще я бла­годарен им за то удовольствие, которое мне приносит следующая мысль: их опыт и знания, словно волны, дой­дут теперь и до моих читателей.

 

 

 

 

Глава 1. СМЕРТЕЛЬНАЯ РАНА

 

Грудь моя исполнена скорбью.

Я смерти боюсь.

Поэма о Гильгамеше

 

Самоосознание — это величайший дар, сокровище, равное самой жизни. Именно оно делает человека чело­веком. Однако цена его высока — это боль от понима­ния того, что мы смертны. Знание о том, что мы вырастем, расцветем и неизбежно увянем и умрем, — извечный спутник нашей жизни.

Осознание своей смертности преследовало челове­чество с самого зарождения истории. Четыре тысячеле­тия назад герой вавилонского эпоса Гильгамеш рассуж­дал о смерти своего друга Энкиду:


Друг возлюбленный мой грязи теперь подобен,

И не лягу ли я, как он, чтоб вовек не подняться?

Грудь моя исполнена скорбью,

Я смерти боюсь».

(Перевод H. Гумилева.)

 

Гильгамеш выразил мысль, знакомую каждому живу­щему. Как боялся смерти Гильгамеш, так боимся ее и мы: мужчины, женщины, дети — все и каждый. У одних этот страх существует неявно, в виде неясного общего беспо­койства, или маскируется под иную психологическую проблему. У других он проявляется открыто, а у некото­рых людей перерастает в настоящий ужас, способный уничтожить счастье и удовлетворение от жизни.

Испокон веков философы и мыслители пытались смягчить боль от осознания смертности и привнести в нашу жизнь гармонию и покой. За время своей психоте­рапевтической практики я встречал множество пациен­тов со страхом смерти и понял, что древняя, особенно греческая, мудрость и сегодня не потеряла своей значи­мости.

В своей работе я опираюсь в основном на труды не великих психологов и психиатров конца XIX — начала XX века (Пинель, Фрейд, Юнг, Павлов, Роршах и Скин-нер), но древнегреческих философов, в особенности Эпикура. Чем больше я узнаю об этом великом афин­ском мыслителе, тем четче осознаю, что Эпикур был сво­его рода протоэкзистенциальным психотерапевтом. В этой книге я буду часто цитировать его мысли.

Эпикур родился в 341 году до н. э., вскоре после смерти Платона, и умер в 270 году до н. э. Большинство людей знают его имя благодаря слову «эпикуреец», обо­значающему человека, которой не мыслит своей жизни без утонченных чувственных удовольствий (в первую очередь вкусной еды и питья). Однако историческая ре­альность такова: Эпикур был не приверженцем чувст­венных удовольствий, но размышлял о достижении со­стояния безмятежности (атараксии).

Эпикур занимался «медицинской философией» и на­стаивал на том, что, как врач лечит тело, философ при­зван лечить душу. По его мнению, философия имеет лишь одну цель: облегчить человеческие страдания, корнем которых Эпикур считал вездесущий страх смер­ти. Пугающее видение неизбежной смерти, говорил Эпикур, смешивается с удовольствием от жизни и отрав­ляет все позитивные моменты. Для облегчения страха смерти он создал несколько действенных мыслительных техник, которые помогли мне преодолеть собственный страх смерти и которые я использую в своей психотера­певтической работе.

Мой личный опыт и медицинская практика показали мне, что страх смерти цикличен: он то возрастает, то ос­лабевает на протяжении жизни. Маленькие дети не­вольно выхватывают проявления человеческой смерт­ности из того, что их окружает, сухие листья, мертвые насекомые и животные, «исчезнувшие» дедушки и ба­бушки, горе родителей, нескончаемые ряды могильных камней. Дети наблюдают за всем этим, но, следуя приме­ру родителей, молчат о том, что видят. Если же они выра­жают свой страх открыто, родители заметно теряются, и, конечно, спешат успокоить их. Иногда взрослые стара­ются найти слова утешения, а иногда пытаются перевес­ти разговор в плоскость далекого будущего или начина­ют рассказывать истории о воскрешении, вечной жизни и воссоединении на небесах.

Страх смерти обычно не проявляет себя, пока чело­век не достигает пубертатного периода (эти же возрас­тные рамки обозначены Фрейдом как период латентной сексуальности). Когда человек достигает отрочества, страх смерти заявляет о себе в полный голос: подростки часто начинают беспокоиться, размышляя о смерти, не­которые даже подумывают о самоубийстве. Сегодня многие подростки противопоставляют этому страху свою виртуальную личность: в жестоких компьютерных играх они ощущают себя властителями смерти. Другие становятся дерзкими, глумятся над смертью, распевают высмеивающие ее песенки, смотрят фильмы ужасов. В раннем отрочестве я дважды в неделю ходил в киноте­атр неподалеку от отцовского магазина. Вместе с друзь­ями я вопил от страха на сеансах «ужастиков» и снова и снова пялился в экран, на котором оживали ужасы Вто­рой мировой войны. Я помню, как вздрагивал от страха: что, если бы я родился не в 1931 году, а на четыре года раньше, как мой двоюродный брат Гарри, погибший во время Нормандской операции?

Некоторые подростки бросают вызов смерти, идя на безрассудный риск. Один из моих пациентов, страдаю­щий множеством фобий и глубоким страхом, что в лю­бой момент его жизнь может оборваться из-за какой-то ужасной случайности, рассказал мне, как в 16 лет он за­нялся парашютным спортом и совершил несколько де­сятков прыжков. Сейчас, оглядываясь назад, он считает, что это был его способ борьбы с навязчивым страхом бренности своего существования.

С годами подростковый страх смерти оттесняется двумя основными жизненными задачами молодых взрослых людей — построением карьеры и созданием семьи. Еще три десятилетия спустя, когда дети уходят из родительского дома и вдали показывается окончание трудовой деятельности, разражается кризис среднего возраста, и страх смерти обрушивается на нас с новой силой. Достигая вершины жизни, мы смотрим на тропу перед собой и понимаем, что теперь эта тропа ведет не наверх, а вниз, к закату и исчезновению. С этой минуты беспокойство о смерти уже никогда не покидает нас.

Жить, постоянно осознавая собственную смертность, нелегко. Это все равно что пытаться вглядываться в солнце — выдержать можно лишь до определенного мо­мента. Жить, вечно цепенея от ужаса, невозможно, по­этому мы изобретаем способы смягчить страх смерти. Мы оставляем себя в будущем с помощью своих детей, становимся богатыми и знаменитыми, придумываем це­лые защитные ритуалы и придерживаемся нерушимой веры в чудесного спасителя.

Некоторые люди, в основном убежденные в собст­венной неуязвимости, действуют в жизни как герои, час­то не задумываясь о других людях и о собственной безо­пасности. Другие же пытаются преодолеть болезненное чувство одиночества перед лицом смерти, используя слияние — с любимым человеком, с общим делом, с тем или иным сообществом или даже с Богом. В конечном итоге именно страх смерти лежит в основе всех религий, и каждая из них по-своему стремится смягчить боль осознания конечности бытия. Понимание Бога сходно во всех культурах: Он не только избавляет от смертной тоски через понятие вечной жизни, но и смягчает про­чие экзистенциальные страхи, предлагая свод правил, обеспечивающих структуру и четкий план осмысленно­го существования.

Однако, несмотря на сверхнадежные, освященные веками способы защиты, человек никогда не может пол­ностью побороть страх смерти. Он всегда присутствует в нашем разуме, только порой прячется в его дальнем уголке. Возможно, как сказал Платон, мы не можем лгать глубокой части самих себя.

Если бы я был жителем древних Афин в 300-х годах до Рождества Христова (период, который часто называ­ют Золотым веком философии) и пережил бы приступ страха смерти или ночной кошмар, к кому бы я обратил­ся, чтобы очистить разум от паутины страха? Скорее все­го, я отправился бы на агору, рыночную площадь древ­них Афин, где располагались многие влиятельные фило­софские школы. Я прошел бы мимо Академии, основан­ной Платоном (в то время ее возглавлял его племянник Спевсипп), миновал бы Лицей Аристотеля — ученика Платона, из-за разности взглядов не ставшего его пре­емником. Я прошел бы и школы стоиков, и киников, не обратил бы внимания на бродячих философов, что ищут себе учеников. Наконец я достиг бы Сада Эпикура и там обрел бы долгожданную помощь.

Но куда сегодня могут обратиться люди, снедаемые неуправляемым страхом смерти? Кто-то ищет поддерж­ки у семьи и друзей, другие обращаются к религии, тре­тьи — к психотерапевтам. Однако кто-то может искать помощи в книге — такой, как эта. Я работал со многими людьми, страдающими страхом смерти. Думаю, что на­блюдения, размышления и способы воздействия, кото­рые я вынес из многолетней терапевтической практики.

могут значительно помочь всем тем, кто боится смерти и не может самостоятельно справиться с этим страхом.

В главе 1 я хочу обратить внимание на то, что страх смерти является первопричиной проблем, которые на первый взгляд не имеют отношения к ощущению смерт­ности. У страха смерти длинные руки, часто его влияние остается скрытым. Тем не менее он может сковывать жизнь человека, никак не проявляясь или выражаясь в симптомах, которые будто бы не имеют ничего общего с ощущением смерти.

Фрейд считал, что многие психические патологии человека проистекают из подавления сексуальности. Я считаю, что этот взгляд слишком узок. За мою врачеб­ную практику я пришел к пониманию того, что человек может подавлять не только сексуальность, но и осозна­ние конечности своего существования.

В главе 2 я расскажу о том, каким образом распо­знать скрытый страх смерти. Многих людей мучают тре­воги, депрессии и другие симптомы, в основе которых лежит страх смерти. В этой главе, равно как и в следую­щих, я буду иллюстрировать свои взгляды случаями из врачебной практики, а также ситуациями из фильмов и книг.

В главе 3 я расскажу, что взгляд в лицо смерти необя­зательно вызывает отчаяние, стирающее всякий смысл жизни. Наоборот, такой взгляд может стать стимулом к более полному ощущению жизни. Основная идея этой главы заключается в следующем: физиологическая при­рода жизни уничтожает нас, идея же смерти дарует нам спасение.

Глава 4 посвящена развитию и объяснению идей фи­лософов, терапевтов, художников и писателей, предло­женных ими для преодоления страха смерти.

Однако, как будет показано в главе 5, для преодоле­ния страха смерти недостаточно одних идей. Самое дей­ственное лекарство от него — это синергетическое воз­действие всех идей и установление глубокого контак­та с другими людьми. Я предлагаю много практиче­ских приемов, которые помогут реализовать эти идеи в нашей повседневной жизни и установить контакты с людьми.

В основу этой книги были положены мои взгляды, ставшие результатом наблюдений за людьми, обращав­шимися ко мне за помощью. Однако, поскольку наблю­датель всегда так или иначе воздействует на наблюдае­мых, в главе б я расскажу и о наблюдателе — поделюсь собственным опытом отношений со смертью и моими взглядами на конечность нашего существования. Я тоже вступал в схватку с идеей смерти. Как профессионал, посвятивший свою карьеру преодолению этого страха, и как человек, родившийся в 1931 году, я намерен изло­жить свои мысли о страхе смерти максимально откро­венно и четко.

Глава 7 содержит рекомендации для психотерапев­тов, большая часть которых избегает напрямую работать со страхом смерти. Может быть, это связано с их нежела­нием признать собственный страх. Однако большую роль здесь играет тот факт, что в профильных учебных заведениях практически не обучают экзистенциальному подходу, и молодые психотерапевты часто говорят мне, что они никогда не пытались расспрашивать пациентов о страхе смерти,так как попросту не знали, что им делать с полученными ответами. Чтобы помочь пациентам, ко­торых терзает этот страх, психотерапевтам необходимы новые идеи и новый способ взаимодействия с пациента­ми. Однако, хотя эта глава адресована психотерапевтам, я практически не использую профессиональную лекси­ку и надеюсь, что мой слог будет понятен широкому кру­гу читателей.

Но зачем вообще, спросите вы, касаться этой непри­ятной, пугающей темы? Зачем вглядываться в солнце? Почему бы не последовать совету корифея американ­ской психиатрии Адольфа Майера', который еще сто лет назад предупреждал психиатров: «Не чешите там, где не чешется!» (1). Зачем сражаться с наиболее ужасной, темной и совершенно незыблемой стороной жизни? Действительно, в последние годы мы наблюдаем наше­ствие регулируемого медицинского обслуживания, кратковременной терапии, контроля симптомов и тех­ник изменения ментальных паттернов, что лишьукреп-ляет эту ограниченную точку зрения.

Однако вопрос о смерти все-таки «чешется»... И «че­шется» беспрерывно, не оставляя нас ни на миг; стучит­ся в дверь нашего существования, тихонько, едва улови­мо шелестя у самых границ сознательного и бессозна­тельного. Спрятанный, замаскированный, пробиваю­щийся наружу в виде разнообразных симптомов, именно страх смерти является источником многих бес­покойств, стрессов и конфликтов. (2)

Как человек, который в один прекрасный день ум­рет — и день этот уже недалек, — и как психотерапевт, посвятивший работе со страхом смерти не один десяток лет, я абсолютно убежден, что противостоять ему — не значит с отвращением вткрыть ящик Пандоры. Это озна­чает возможность заново войти в поток жизни, научив­шись воспринимать его полнее и с большим сострада­нием.

Эта книга — лучик надежды. Я верю, что она поможет вам взглянуть смерти в лицо и не только смягчить страх, но и сделать вашу жизнь богаче.

 

Примечания

1.Слова Адольфа Майера цитируются в пересказе Джеро­ма Франка (из личного общения).

2.В настоящее время активно проводятся эксперимен­тальные исследования страха смерти (в основном по инициа­тиве сторонников теории управления страхом), которые до­казывают, что страх смерти вездесущ и оказывает значитель­ное влияние на самооценку и на самые разные аспекты личности, ее убеждения, поведение, стойкость мировоззре­ния и приверженность общепринятым стандартам. // Solo­mon, S., Greenberg, J., and Pyszczynski, Т. «Pride and Prejudice: Fear of Death and Social Behavior*. Current Directions in Psychological Science, 2000, 9(6). 200—204; Pyszczynski, T. // Solomon, S., and Greenberg, J. In the Wake of 9//IV. The Psychology of Terror. Washington, D.C.: American Psychological association, 2002…

 

 

…Читать далее в формате PDF

.: Вернуться в документ Экзистенциальная психотерапия - Ирвин Ялом :: Вернуться в меню Документов :.


Сергей Станиславович - Психотерапевтическая Практика

Яндекс.Метрика
Хостинг КОМТЕТ